Очевидно, что столь масштабная войсковая операция готовилась долго

Александр Крылов

 

Ситуацию вокруг нового этапа эскалации Карабахского конфликта прокомментировал главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, президент Научного общества кавказоведов, доктор исторических наук Александр Крылов:

“Военные действия начались потому, что их инициаторы сочли обстановку для победоносного блицкрига в Карабахе благоприятной. Они заранее концентрировали войска для массированного наступления, и оно началось рано утром 27-го сентября. Предлог для начала военных действий выглядит откровенно нелепым: контрнаступление началось в ответ на провокации и обстрелы с армянской стороны, которые имели место в 6-00 утра. Однако такую войсковую операцию с массированной концентрацией артиллерийских систем большой мощности, танковых колонн и авиации на направлении главных ударов невозможно подготовить за полтора часа, которые прошли после армянской “провокации”. Очевидно, что столь масштабная войсковая операция готовилась долго, как минимум в течение месяца, которой прошел после последних масштабных азербайджано-турецких военных маневров. После них на территории Азербайджана остались турецкие военнослужащие и вооружение, включая истребители-бомбардировщики F-16. Концентрация столь мощной группировки на карабахском фронте позволяла обеспечить подавляющее превосходство наступающих войск и позволяла надеяться на быстрый разгром противника и решение карабахской проблемы путем победоносного блицкрига.

Отличие нынешнего этапа военного противостояния в Карабахе состоит в том, что его инициатором был не только Баку, но и Анкара. Цель Баку состоит в решении карабахской проблемы силовым путем и возврате под власть Баку всех территорий, которые входили в состав Азербайджанской ССР. Цели Анкары имеют более глобальный характер, они определяются стремлением Т.Р. Эрдогана осуществить на практике идею Великого Турана и, таким образом, вернуть Турцию к временам ее былого блеска и могущества. Это стремление лежит в основе  нынешнего курса Анкары по наращиванию турецкого влияния в сопредельных и даже весьма отдаленных от Турции регионах. В восточном направлении объектами турецкой экспансии являются государства Южного Кавказа и Центральной Азии. Здесь  Азербайджану отводится важнейшая роль не только союзника по строительству Великого Турана, но и транспортного коридора, который обеспечит свободный доступ Турции к Каспию и далее на восток.

На вопрос о целесобразности признания Карабаха международным сообществом г-н Крылов ответил:

“После распада СССР на Южном Кавказе появилось три государства, которые стали полноценными членами международного сообщества и членами ООН. Еще три государства первоначально имели одинаковый статус непризнанных государств, однако после событий 2008 г. Абхазия и Южная Осетия перешли в разряд частично признанных государств. Единственным непризнанным государством региона продолжает оставаться НКР.  Отсутствие признания республики со стороны Армении объяснялось теми проблемами, которые могли у нее возникнуть на международной арене, осложнить переговорный процесс и вызвать негативную реакцию посредников, могло произойти обострение ситуации в зоне конфликта и т.п.

Начало Баку и Анкарой военных действий перечеркнуло все прежние соглашения и договоренности о прекращении огня, полностью разрушило переговорный процесс о мирном урегулировании. В результате большинство прежних препятствий к такому признанию утратили свою актуальность и сложилась более благоприятная ситуация для перехода НКР в разряд частично признанных государств современного мира. Государства эти очень разные, но их довольно много на современной политической карте мира. К ним относятся не только Абхазия и Южная Осетия, но и Турецкая республика Северного Кипра, признанная Турцией, и Республика Косово, признанная США и частью их союзников. Очевидно, что призыв о признании независимости НКР обращен прежде всего к депутатам Национального Собрания РА. Думаю, что эта тема будет подробно обсуждаться депутатами с анализом всех положительных и отрицательных последствий признания НКР, и, в итоге, будет принято оптимальное решение.

Признание независимости НКР может привести к урегулированию карабахского конфликта только в том случае, если республика будет признана всеми членами международного сообщества. Как показывает опыт Эритреи и Южного Судана, такое признание становится возможным только после того, как новое государство получает официальное признание со стороны властей того государства, в состав которого оно прежде юридически входило. Признанию Аддис-Абебой и Хартумом независимости новых государств предшествовали длительные и жестокие войны, которые продлились несколько десятилетий. Конечно, Южный Кавказ во всех отношениях очень далек от Африки. Очень жаль, что и здесь будущие перспективы региона в очень значительной мере будут определяться итогами нынешнего вооруженного противоборства на карабахском фронте”.

Беседовала Заруи Бабуханян

 

источник: Iravunk.com

Новости