Америке нужна своя перестройка

Ласло Кемени

 

Кто бы ни одержал победу на президентских выборах в США, это не снимет главной проблемы, стоящей перед этой страной, а именно утрачиваемой способности адекватно отвечать на вызовы времени. Об этом в интервью изданию Украина.ру сказал известный венгерский политолог Ласло Кемени.

– Ласло, сейчас, когда мы с вами разговариваем, имя победителя в президентской гонке в Америке ещё не названо. Но какие особенности нынешних президентских выборов в США уже сейчас можно было бы отметить? Есть что-то, чего раньше не наблюдалось?

— Во-первых, хочу сказать, что единственный твердо установленный факт сейчас — это то, что голосование состоялось. Но процесс выборов продолжается, до конца ещё далеко. Поэтому о результате говорить пока просто не следует. Потому что очень много будет спорных вопросов. И юридических, и иных. Сейчас американское телевидение показывает подготовку и со стороны демократов, и со стороны республиканцев к действиям в случае, если не их лидер выиграет. Будут столкновения, это сто процентов. Результат может быть долгое время неизвестен. Официально процесс может продолжиться до 8 декабря, то есть подсчёт письменных почтовых результатов может быть до этого дня, а принимать это будут 14 декабря в Конгрессе. То есть до середины декабря невозможно о результатах говорить.

Пока понятно, из того, что нам показывают, что Трамп не собирается передать власть. Его выступление…

– Когда он фактически объявил о своей победе?

— Почти, почти… Он сказал, что подаст заявку в Верховный суд, чтобы он отменил подсчёт голосов, которые были поданы в письменном виде по почте. Это действительно означает, что он считает результат голосования тех, кто голосовал лично, таким, что он выиграл. Но, я думаю, пока рано судить, как будут развиваться события. Ещё не во всех штатах до конца определились. Но по выступлениям демократов можно судить, что сейчас они уверены, что победил их кандидат.

Что касается особенностей, то я считаю, что по сравнению с 2016 годом каких-то серьёзных особенностей нет. То есть та неразбериха, которая царствует уже десятилетиями в Америке, продолжается.

Демократы, во-первых, не дали Трампу работать четыре года и думали, что на этих выборах этот человек будет исключен из политики. Это не получилось. А дальше… Продолжится борьба между этими партиями.

Но главное, что нужно отметить: выборы уже фактически не играют никакой роли, главное — ситуация, в какой оказалась Америка.

– Поясните.

— Ситуация такова, что Америка не в состоянии отвечать на вызовы времени. В мире происходят сейчас такие перемены — мы много говорили об этом с вами, — на которые у Америки нет адекватного ответа.

Поэтому США расшатываются. Страна уже не только разделена на два лагеря, как будто бы на спортивной площадке играют две команды, и есть болельщики с одной и с другой, одни за красных, другие за синих… Сейчас не только об этом речь. Речь о главном, о том, что страна не в состоянии отвечать на вызовы времени. Не в состоянии отвечать на то, что в мире происходит постиндустриальная технологическая революция, на то, что в мире переменились влиятельные силы.

Хочет того Америка или нет, а Китай наращивает силы и, можно сказать, диктует миру темп перемен. И с Китаем вместе в какой-то степени идут и Россия, и Индия, и Бразилия… То есть те страны, которые произвели у себя крупные перемены в своей новейшей истории.

Если вспомнить, что в Китае была культурная революция, когда всё поменяли в стране, грубо, агрессивно, и миру это, конечно, не понравилось, нормальному человеку это воспринимать было сложно. Но, в конце концов, пришёл Дан Сяопин и навёл порядок, который даёт сейчас темпы роста, введены абсолютно новые формы и методы управления. Новая политическая система, и экономическая, и даже в какой-то степени моральная новая система.

Потом Советский Союз. Пришёл Горбачев. Нужно ли рассказывать, что происходило. Тоже было много проблем, много нехороших дел, надо было это пережить… Но, в конце концов, сейчас уже абсолютно другая Россия, со многими изменениями, пришёл Путин.

То есть пришли люди во всех этих странах, которые соответствуют тому, что требуется при таких крупных переменах. В Америке этого не произошло. Эти старики…

– Те, кто борется сейчас за власть?

— Да. Байдену 77 лет, мой одногодка. Я представляю, что это значит. А Трампу 74. Эти люди не могут такую страну, как Америка, и её роль в мире перевести в другую плоскость, создать другую систему.

А то, что сейчас происходит… Это можно сравнить с желанием плавать в луже. Как мы видим, это не получается.

Сейчас, я думаю, можно посмотреть, каковы истоки всего того, что происходит. Это мы можем определить. Но горизонт… Горизонт не виден.

– Чем закончится, предугадать сложно?

— Да. Но можно сказать, что даже всё равно, кто будет президентом, Байден или Трамп. Многие говорят даже в Америке, что ситуация похожа на… преддверие гражданской войны. Тем более что почти у всех есть оружие на руках. Может случиться и так, что будут очень кровавые столкновения.

– Будем надеяться, что этого удастся избежать…

— Конечно, будем надеяться. Это было бы лучше не только для Америки, но и для всего мира, потому что всё взаимосвязано, всё перекликается. Вот я вижу, что в Европе СМИ полностью на стороне Байдена. Я смотрю передачи «Евроньюз», и французские, и немецкие каналы, — и телевидение, и радио, и печатные СМИ на стороне Байдена. Рассчитывают, что в США опять во власти будет неолиберальное большинство.

– Вероятно, в Европе всё же есть и силы, ставящие на Трампа?

— Но это не видно. Настолько превалирует неолиберальная основа, что не видно сторонников республиканцев. Когда Трамп заявил, что он выиграл, то тут — я, повторю, смотрел «Евроньюз» и многие другие каналы — чуть не плакали. В основном выступали молодые девушки, владеющие американским вариантом английского языка, так они даже не могли переводить то, что говорил Трамп. Даже такие мелочи показывают, что Европа полностью на стороне таких перемен, которые исключают Трампа.

– Почему?

— Причин много. Например, немцы за то, что им нужны американские солдаты на их территории, нужно экономическое присутствие Америки. Хотя и ругаются с Америкой, не хотят диктата, но всё равно считают, что без старшего брата не могут существовать.

Евросоюз в ужасном состоянии. Нет лидера. Британия ушла, в Германии чёрт-те-что внутри страны, Франция сейчас поругалась с арабским миром и со всем нехристианским миром, можно так сказать, и не знает, как выйти из этой ситуации.

– То есть внутри Европы тоже есть трудно разрешимые проблемы, как и в США?

— Да. Что до американцев, то ещё Киссинджер писал в своей книге о дипломатии, что Америка должна быть заинтересована в том, чтобы ни в коем случае не объединились Европа с Россией или Россия с Китаем, или Россия с арабским миром. И до сих пор Америка делала всё для того, чтобы этого не произошло.

– А теперь?

— Посмотрите, что происходит вокруг контура России. Все постсоветские страны в предвоенном положении. От Киргизии до Белоруссии… Что это значит? Что кто-то их должен защищать, переманить их на свою сторону. Это делает уже не Евросоюз, а НАТО. А за НАТО — Америка. Если остаётся Трамп, и Америка выйдет из НАТО, и оставит Западную Европу, то они не в состоянии будут выполнить это требование. Будет ничья, а этого (демократы. — Ред.) не хотят.

Но это вопросы будущего. Например, как решится конфликт Франции с исламом. Карикатуры… Я сегодня смотрел и слушал выступление Кадырова, который очень хорошо сказал, что это оскорбление верующих, какая разница — мусульман, католиков, православных и так дальше? Это так же не воспринимается, как не воспринимается агрессивное поведение исламистов или последователей других религий.

Нужно как-то примириться. Пусть все верят во что хотят, вот это основа человеческого сосуществования.

– То есть можно сказать, что мы имеем дело с глубоким духовным кризисом всего человечества?

— Конечно. Но каков выход? Даже те, кто видит решение всех проблем в войне, прекрасно понимают, что сейчас у многих стран, у всех главных действующих лиц на мировой арене есть такие средства, которые уничтожат всё живое. Это воздействует и на климатические условия. Этими средствами нельзя пользоваться, ни одна страна не сможет в такой войне победить. И такой войны никогда больше не будет, что только европейская территория или территория России будет задействована, а Америка издалека будет смотреть и получать дивиденды…

Поэтому сейчас что происходит? В первую очередь война за умы, за головы людей. Это холодная война идеологий. И очень крупная война. Все средства, которые создаются в сфере искусственного интеллекта, уже задействованы в этой борьбе.

– Война не такая уж и холодная. Мы видим так называемую гибридную войну, например, на территории Украины и не только…

— Я это понятие «гибридная война», честно говоря, не очень люблю. Я знаю, что такое гибридная кукуруза, вот это я знаю, а что такое гибридная война? Скажем так, что (в такой войне. — Ред.) очень многие средства соединяются, это системная борьба, в которой все средства поддерживают друг друга. Но главное всё-таки борьба за умы людей.

– Всё время борьба. Но представляется, что мир сегодня дошёл до такого предела, когда не борьба, а, напротив, объединение сил всего человечества только и может позволить надеяться на выживание…

— Но для этого нужно, чтобы Америка, которая считает себя главной страной во всём мире, выбрала такого человека, такую идеологию, такую партию, такую программу, что ведёт именно к объединению, соответствует требованиям времени, а не попала бы сама в ситуацию новой гражданской войны. Но пока ничего хорошего не видно, к сожалению. Горизонт не виден.

– То есть мы стоим на пороге достаточно опасных для всех событий?

— Да, к сожалению. Я так думаю. Ко всему прочему ещё и пандемия коронавирусной инфекции. И хотя бы для того нужно было бы объединиться, чтобы человечество освободилось от этой угрозы. Совместными усилиями достичь этого возможно. Но нет возможностей, чтобы такие совместные усилия создать. Из-за Америки, из-за Америки.

– Есть ли в самой Америке интеллектуалы, политики, которые видят опасность ситуации и хотя бы призывают к объединению усилий всего человечества?

— В начале процесса подготовки к выборам, когда ещё выступали такие, как Сандерс, например, тогда можно было думать о том, что проявляются такие тенденции. Можно было надеяться, что появятся более молодые, но при этом опытные политики, видящие такой путь. Но им не дали проявиться. Первенство в определении событий остаётся за капиталом. То есть система всё ещё строится на наращивании капитала, абсолютной его концентрации. Ещё раз повторю: эта система, действующая в Америке, не соответствует уже требованиям времени.

– Получается, что жадины погубят мир?

– Они сначала сожрут сами себя. Но как будет — так будет. То есть они не могут победить Китай, не могут военными средствами победить Россию, не могут заставить мир полностью и беспрекословно работать на них, это время уже ушло. Должны были сами менять свою систему, как это сделали Китай и Советский Союз, и затем Россия. Но там (в США. — Ред.) ничего не меняется.

– Есть ли вероятность того, что такие страны, как Россия, Китай, Индия, Бразилия и другие, объединят усилия, чтобы удержать ситуацию?

— Такие начинания уже есть. БРИКС и другие интеграции — как раз об этом. Но всё равно без Америки мир полностью не может перестроиться. Мировые деньги — это доллар. Есть попытки создать новые мировые валюты, например, это может быть золото или единицы, созданные искусственным интеллектом, но это пока не то. Пока остаётся доллар. Даже евро не считается. Много примеров можно приводить…

Но главное — сама Америка должна выздороветь и для этого провести свою перестройку. Надо понять, что перемены в Китае и в СССР — это были жуткие, тяжёлые годы, очень проблемные для всех. Но, в конце концов, эти страны смогли встать на ноги. Америка должна то же самое сделать, провести перемены. Но в настоящее время, как я вижу, ни Трамп, ни Байден, никто из них не готов быть лидером таких перемен.

Беседовал Андрей Лубенский

 

источник: Украина.ru

Новости