Официальный Киев против Республики Беларусь

Валентин Якушик

 

“Многие комментаторы и аналитики приводят обстоятельный перечень нынешних кажущихся довольно странными событий в украинско-белорусских межгосударственных отношениях. Но эти события и процессы являются вполне логичными и закономерными, если оценивать природу существующих в данных государствах общественно-политических режимов. Соответственно, становятся понятными принципиальные позиции, определяющие действия каждой из сторон”, считает профессор Валентин Якушик в комментарии на сайте UP Foundation.

Современная Белоруссия, в том виде как она существует после прихода к власти в июле 1994 года президента Александра Лукашенко, – это уникальное явление на постсоветском пространстве.

  1. Это нация (общество и территория) до сих пор не оккупированная транснациональным капиталом и воспрепятствовавшая формированию олигархата и ориентирующаяся на здоровый консерватизм и традиционализм и динамичное сбалансированное развитие при сохранении единства народа.
  2. Это нация, сохранившая и развивавшая основы своего народного хозяйства, не разбазарившая то, что создавалось предшествующими поколениями, заботящаяся о человеке труда (во всех его проявлениях), создавшая эффективную и доступную для всех систему здравоохранения, сохранившая и развивавшая полноценную профессионально-кадровую социальную структуру и систему подготовки и переподготовки кадров.
  3. Это нация, обычно бережно относившаяся к своему многослойному и многокомпонентному (и поэтому подвергающемуся неоднозначным интерпретациям) историческому прошлому и духовно-культурному наследию. (Усиление социально-политического противостояния может вносить существенные коррективы в степень официальной толерантности и в конкретные рамки следования принципам культурно-политического плюрализма в интерпретации истории и в оценке деятельности руководства конфессиональных групп).
  4. Это нация, сохранявшая устойчивые и относительно эффективные (хотя не обязательно во всем современные) механизмы централизованного управления с опорой на харизматического лидера (систему персоналистской власти), непартийную «управляемую демократию» (реформационный относительно «просвещенный авторитаризм»), на традиционно хорошо подготовленные (еще с советских времен) и заботливо поддерживаемые и оснащаемые кадры силовиков, а также при недопущении возникновения в стране системной коррупции, подобной той, что поразила практически все страны постсоветского пространства.
  5. Это нация, ориентирующаяся на сохранение международной субъектности своего государства, при понимании ограничений, объективно накладываемых реалиями современного мира на малые (по своему общему потенциалу) страны и народы. Белоруссии, проводя политику «многовекторности» и цивилизационного консерватизма, удавалось довольно ловко лавировать между крупными хищниками современного мира. Удачным был выбор стратегии цивилизационного союза с народами России при понимании рисков, которые таит в себе возможная бесконтрольность действий российского олигархического капитала и российской государственной машины, до сих пор в главных ее действиях являющейся составной частью глобальных неолиберальных механизмов господства транснационального капитала. Важным балансирующим элементом белорусской модели выживания страны в современном бушующем мире и сбалансированного устойчивого развития является стратегический союз с Китайской Народной Республикой и построение с ней отношений взаимного доверия при точном выполнении каждой из сторон всех своих обязательств.

Конечно же, на практике, специфическая (практически пока еще, видимо, уникальная) белорусская модель «суверенной демократии» сопряжена со множеством дисфункциональных явлений и ограничений, среди которых следует указать:

– апатичность государственных служащих,

– неумение творчески работать с различными социальными слоями населения, особенно с новыми,

– фактическую боязнь появления «иконостаса» («ареопага») харизматичных высокопрофессиональных государственных деятелей и самостоятельных динамичных хозяйственников,

— вынужденную ориентацию на «обыденную рациональность» при затянувшихся и пока несбыточных (но вполне возможных – в случае существенных подвижек в бюрократической махине России) упований на реальный цивилизационный союз и совместное динамичное инновационное развитие в рамках справедливых форм интеграции.

Этот список «дефектов» и/или сомнительных ограничительных характеристик указанной модели можно продолжить. Но в данном случае в этом нет потребности. Важно определить, что не устраивает нынешнее украинское руководство в белорусской модели и почему ей следует официально противопоставить украинскую политику.

Современная Украина – это практически полный антипод Белоруссии. Мне так видятся её основные нынешние черты:

  1. Страна порабощена транснациональным капиталом и собственными олигархами, которые разыгрывают между собой войны за передел влияния.
  2. Общество преднамеренно разделено, даже расколото, традиционные ценности (в том числе и национального единства в многообразии) отброшены.
  3. Народное хозяйство находится в плачевном состоянии, наследие предыдущих поколений разграблено, система здравоохранения разрушена, отсутствует действенная современная система подготовки и переподготовки кадров для народного хозяйства и государственного управления.
  4. Коррупция в стране носит системный, более того – системообразующий характер.
  5. Нынешняя высшая управленческая элита нижайшего качества, реализуется одна из моделей охлократического политического руководства страной.
  6. Государство лишено субъектности, практически полностью находится во «внешнем управлении» и реализует не просто стратегию зависимого развития страны, а одну из худших моделей такого развития – безответственную, антипатриотическую модель, ориентированную на исполнение воли (и любых прихотей) внешних кредиторов и советчиков – поставщиков сомнительных проектов, моделей и стратегий. Страна под полным контролем внешней концептуальной власти.

Отсюда и логичные действия нынешних официальных украинских властей, учитывая стратегию их советчиков и старших звеньев в управлении страной. Стратегия эта в отношении Белоруссии была четко описана калифорнийской RAND Corporation в разделе одного из ее докладов: «Содействие смене режима в Беларуси» (Measure 3: Promote Regime Change in Belarus // Extending Russia. Competing from Advantageous Ground / James Dobbins, Raphael S. Cohen, Nathan Chandler, Bryan Frederick, Edward Geist, Paul DeLuca, Forrest E. Morgan, Howard J. Shatz, Brent Williams. Santa Monica, Calif. :RAND Corporation, 2019. – P. 109-115).

И на национальные интересы украинского общества никто при этом ориентироваться не собирается. Сказано «свыше» – сделано. Рациональные аргументы «иного порядка», «из иной сферы» действовать не будут. Есть жесткая общесистемная логика. Она и доминирует. 

 

Подпишитесь на телеграм-канал Center ICES

Новости