Турция хочет обосноваться в Ливии надолго

Равиль Мустафин

 

Турецкий парламент принял решение продлить пребывание своих военных в Ливии еще на полтора года. «Принимая во внимание существенные риски и интересы Турции в Средиземном море и на севере Африки, было предложено продлить мандат турецких военнослужащих в Ливии еще на 18 месяцев», – говорится в коротком сообщении агентства Anadolu.

Решение Анкары стало чем-то вроде холодного душа, даже оскорбления для египетского президента Абдель Фаттаха ас-Сиси. Только на днях в интервью влиятельной французской Figaro он более чем прозрачно давал понять турецкому коллеге Реджепу Тайипу Эрдогану, что Египет никогда первым ни на кого не нападет. В то же время, сказал ас-Сиси, египтяне в любую секунду готовы встать на защиту как собственного суверенитета и национальной безопасности, так и своих друзей и союзников, имея в виду Ливию.

Напомню: Египет и Турция на сегодняшний день развернули самые многочисленные военные контингенты, которые противостоят друг другу в Ливии. С целью поддержки Правительства национального единства Фаиза Сараджа Турция начала не очень афишируемую переброску туда больших партий оружия и военных специалистов, а затем подразделений и даже сирийских террористов еще весной 2019 года. То есть задолго до того, как на это дал добро турецкий парламент.

Египтяне, в свою очередь, сконцентрировали значительную часть мотопехотных и танковых сил, авиации на границе с Ливией, прочертив красные линии и посоветовав никому, в первую очередь туркам, за них не переступать. Это во многом отрезвило Эрдогана, и он не стал испытывать судьбу, что в конечном итоге спасло Ливийскую национальную армию (ЛНА) под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара от окончательного разгрома, к которому она приближалась.

Скорее всего ас-Сиси был готов к тому, чтобы пойти на снижение напряженности в отношениях с турками, которые не поняли или не захотели понять египтян и упустили шанс если не улучшить отношения с Египтом, то хотя бы избежать их деградации.

Решение о продлении турецкого военного присутствия в Ливии принималось на фоне уже ставших риторическими призывов многих стран, в том числе Италии, Великобритании, Франции и Германии, незамедлительно прекратить эскалацию насилия. Однако на эти призывы Анкара уже давно не обращает внимания. Для турок намного важнее знать, решатся ли Европа и США на суровые санкции, к введению которых уже давно призывает Греция. Кроме того, Афины хотели бы, чтобы партнеры по ЕС и НАТО прекратили поставлять Турции оружие, в том числе подводные лодки, в связи с обострением обстановки в Восточном Средиземноморье. Анкара ведет там разведку углеводородов на шельфе у греческих островов и Кипра, а для охраны своих исследовательских судов использует военные корабли.

Однако греков ждет разочарование. Германия считает, что европейцы ни в коем случае не должны прибегать к жестким действиям против своего стратегического партнера. «Я не считаю требование ввести эмбарго на поставку оружия Турции стратегически правильным», – сказал глава внешнеполитического ведомства ФРГ Хайко Маас. По его словам, Турция легко покупает ракеты у России, потому что не может их приобрести у США. Глава немецкого МИДа надеется урегулировать споры вокруг Восточного Средиземноморья по дипломатическим каналам.

Однако, как представляется, за такой позицией Германии просматриваются традиционные для Берлина опасения, как бы не обидеть Эрдогана, чтобы он не выпустил толпы мигрантов в Европу, а также желание подзаработать на торговле оружием с турками. В результате Евросоюз так и не способен занять единую решительную позицию в отношении Турции, что, конечно же, воспринимается Анкарой как признак слабости и делает ее поведение более агрессивным.

Кроме того, решение о продлении турецкого военного присутствия принималось в условиях заметно убавляющегося как у ливийцев, так и у ряда внешних акторов энтузиазма, связанного с весьма удачным началом мирного процесса минувшей осенью. Тогда почти одновременно на улицы городов Триполитании и Киренаики, находящихся под контролем противоборствующих центров власти, вышли сотни тысяч простых ливийцев, измученных бессмысленной войной. Люди требовали прекратить кровопролитие или уйти с политической арены тех, кто мнил себя и на востоке, и на западе страны чуть ли не отцами нации.

Тогда ливийские политики пошли навстречу друг другу. Было достигнуто соглашение о прекращении огня, начались переговоры сразу по нескольким направлениям. В ходе работы смешанной военной комиссии, в состав которой вошли по пять представителей от каждой стороны, обсуждались вопросы разведения вооруженных отрядов. Начались контакты и по политической линии. Были согласованы сроки проведения президентских и парламентских выборов. Ливийцы готовились к проведению Форума политического диалога. Надеялись, что на нем будут предприняты шаги к формированию временного правительства.

Однако этого не произошло. Как только стороны касались вопросов, связанных с дележом власти и распределением должностей, переговоры оказывались в тупике. Форум политического диалога вообще стал фарсом со скандалами, откровенными попытками подкупить его делегатов, большая часть которых вообще непонятно оттуда взялась, грубым навязыванием ливийцам воли США. По словам политологов, своими манипуляциями американка Стефани Уильямс, остававшаяся «на хозяйстве» в миссии ООН по Ливии после ухода Гасана Саляме, этот форум торпедировала, перечеркнув надежды многих ливийцев.

Фактически повторилось то, что уже не раз происходило на переговорах еще до того, как Хафтар начал поход на Триполи в апреле 2019 года. Ливийцы снова сползли в глубокую колею, выбраться из которой будет нелегко.

 

источник: Независимая газета Фото: коллаж.Pixabay

Подпишитесь на телеграм-канал Center ICES

Новости