The Telegraph: Главные проигравшие на выборах в Германии? Франция, Китай и Россия

The Telegraph, Великобритания

Марк Алмонд

 

После голосования время торга. Неубедительные результаты немецких выборов, похоже, подтверждают правоту старого афоризма Отто фон Бисмарка: «Тем, кто любит сосиски и уважает закон, лучше не видеть, как делается то и другое».

Однако трудоемкий процесс заключения политических сделок в Берлине — поиски квадратуры круга для всех заинтересованных групп и, разумеется, раздача постов в кабинете министров — не должен отвлекать нас от последствий для остального мира.

Германия, которая никак не может решить свои энергетические и экономические проблемы, стоит перед трудным геополитическим выбором. Предстоит ответить на вопрос, следует ли из ее экономического веса долг (и возможность) сыграть бóльшую роль во внешней политике.

Хотя многие комментаторы называли Ангелу Меркель «самой влиятельной женщиной мира», они упустили из виду, что ее внешнеполитическим почерком было выкручивать руки, чтобы добиться того же самого, к чему ее французские партнеры стремились через органы ЕС.

Если после Меркель во внешней политике Германии сохранится преемственность, это означает, что инициативу возьмет на себя Франция, и ось Париж-Берлин поставит деловые отношения с Россией или Китаем выше принципов. В начале этого года Макрон и Меркель уже продвигали инвестиционную сделку с Китаем, напичканную заведомо пустыми фразами о правах человека, и пытались возобновить диалог ЕС с Россией.

В Германии самая резкая критика этого «умиротворения» авторитарных торговых партнеров прозвучала от рыночных либералов СвДП и «Зеленых». Новый лидер Христианско-демократического союза (ХДС) Армин Лашет твердо стоит за продолжение подхода Меркель, а его заклятый враг социал-демократ Олаф Шольц молчаливо поддерживал его на посту министра финансов.

Сейчас, когда англосфера сплачивает ряды вокруг прав человека, задавая тон в отношениях с двумя великими восточными державамами, просто поразительно, насколько тон немецких «Зеленых» и СвДП перекликается в этих вопросах с Америкой и Великобританией.

Расклад на выборах превратил эти две партии в серых кардиналов немецкой политики. Их общая внешнеполитическая ориентация теоретически позволит им преодолеть внутренние разногласия в новом коалиционном правительстве.

Немецкие зеленые далеко ушли от первого поколения пацифистстов в Бундестаге, выступавших в 1983 году против НАТО. Сегодня именно их депутаты яростнее других критикуют Кремль и Владимира Путина и осуждают то, как неомаоистский Пекин обращается с уйгурами и гонконгскими диссидентами.

Тем из нас, кто достаточно пожил и еще застал, как нынешние старейшины «Зеленых» размахивали «Красной книжечкой» (цитатником Мао Цзедуна), остается лишь ухмыльнуться перевоплощению вчерашних студентов-радикалов. Но по всей Европе (у нас тоже, но не так сильно) в политике зеленых идет глубинный сдвиг от рефлекторного антиамериканизма образца 1968 года к современному набору либеральных, «политкорректных» ценностей, которые по сути ставят их в гораздо большее противоречие с авторитарными правителями Востока, чем с Западом.

И если с англоязычным миром культурные настроения в Германии более-менее на одной волне, то с традиционным партнером по ЕС, Францией, они идут вразрез.

Франция рискует оказаться главным европейским проигравшим при любой из возможных коалиций. Президент Макрон, как и Ангела Меркель, предпочитает заключать как с Россией, так и с Китаем сделки, игнорируя озабоченность насчет прав человека, которую высказывают как СвДП, так и немецкие «Зеленые».

Весной ось Макрон-Меркель уже пыталась протолкнуть как крупный инвестиционный договор с Китаем без серьезных оговорок о правах человека, так и возобновить диалог с Кремлем — но уступила под давлением как восточноевропейских членов ЕС, так и других, например, голландцев и шведов.

Без Ангелы Меркель у руля Германии все рассуждения Макрона о европейской «стратегической автономии» от США и НАТО, где первую скрипку играет Вашингтон, превращаются в мираж.

Учитывая напряженные отношения Великобритании с Россией и растущее отчуждение от Китая, любую переориентацию ЕС прочь от оси Париж-Берлин, чтобы придать больший вес членам из Центральной и Восточной Европы, Уайтхолл будет только приветствовать.

Разумеется, такая встряска в европейской геополитике грозит возродить былую напряженность. Оказавшись в изоляции, Франция может и не переизбрать Макрона, предпочтя ему еще более ярого националистиста-евроскептика от правых.

Немецкие избиратели, может, и не собирались расшатывать устоявшиеся в ЕС порядки, но результаты выборов рискуют привести именно к этому.

 

источник: ИноСМИ.ru

Подпишитесь на телеграм-канал Center ICES

Новости