The New York Times: На фоне напряженности с США Эрдоган превозносит связи с Россией

The New York Times, США

Эндрю Крамер, Карлотта Голл

 

Отношения между президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и администрацией Байдена ухудшились, и в среду турецкий лидер ясно дал понять, что у него есть возможность заключать торговые и военные соглашения с альтернативным партнером — президентом России Владимиром Путиным.

Во время трехчасовой встречи, состоявшейся в России в черноморском курортном городе Сочи и ставшей для двух президентов первой более чем за год, Путин и Эрдоган обсудили контракты на поставки оружия, вопросы торговли и атомный реактор, который Россия строит в Турции.

Турция и Россия одновременно являются друзьями в вопросах поставок энергоресурсов и оружия, и врагами в многочисленных ближневосточных войнах. Действуя через своих ставленников и наемников, эти страны противостоят друг другу в войнах в Сирии и Ливии, а турецкие и российские войска в качестве миротворцев несут службу в Нагорном Карабахе.

Многое в дипломатических действиях Эрдогана в отношении России истолковывается как попытка торговаться. Он угрожает США, набиваясь в друзья к Путину, но создает дистанцию, когда ему надо что-то от Вашингтона.

Давая на прошлой неделе интервью редакторам The New York Times на полях ежегодной встречи ООН, Эрдоган отверг предположение о том, что он ослабил главный военный альянс Запада НАТО, купив у России современные зенитно-ракетные комплексы. Эксперты по военной технике говорят, что российские ракеты С-400 предназначены для того, чтобы сбивать самолеты НАТО.

«Мы сами покупаем себе оружие», — сказал Эрдоган. Согласно его утверждению, и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, и президент Дональд Трамп подтвердили право Турции самой выбирать поставщиков вооружения. Если бы американцы продали Анкаре ракеты «Пэтриот», заявил Эрдоган, «нам бы не пришлось покупать С-400».

Отвечая на вопрос о том, стоило ли этой покупкой вызывать трения в отношениях с США, Эрдоган не стал оправдываться. «Я думаю, стоило, — сказал он. — Мы имеем право укреплять свою обороноспособность так, как хотим».

Эрдоган также заявил, что турецко-американские отношения по-прежнему исключительно важны. «У Турции давние связи с США, — отметил он. — Они будут укрепляться, и их надо защищать».

В среду турецкий руководитель использовал встречу с Путиным в качестве трибуны, чтобы дать высокую оценку военным соглашениям с Россией. Сотрудничество зашло достаточно далеко, заявил он в присутствии Путина, и в этой сфере «нет обратного пути».

Сделка на поставку С-400 вызвала тревогу в Вашингтоне, который в 2019 году отказался продавать Турции самолеты нового поколения F-35, а годом позже ввел экономические и визовые ограничения. Тем не менее Эрдоган подтвердил свое намерение закупить вторую партию С-400.

В среду оба лидера постарались подчеркнуть расхождения с США, но не геополитическое противостояние между собой. В открытой части встречи с Эрдоганом Путин, чья основная внешнеполитическая цель заключается в ослаблении НАТО и Евросоюза, лишь вкратце упомянул «сотрудничество» в трех конфликтах, где Турция и Россия находятся на противоположных сторонах.

Эрдоган часто заявляет, что отношения с Россией необходимы такой региональной державе, как Турция, и спрашивает, с какой стати США диктуют ей, как выстраивать двусторонние связи. Россия строит в Турции первую атомную электростанцию и проложила туда газопровод по дну Черного моря.

На встрече в Сочи Путин дал высокую оценку энергетическим сделкам и сказал, что сотрудничество с Россией защитило Турцию от роста газовых цен, который наблюдается в Европе. «И сейчас, когда мы наблюдаем достаточно сложные, турбулентные процессы на европейском газовом рынке, Турция чувствует себя абсолютно уверенно и стабильно», — заявил он.

Несмотря на замечания Путина, цены на газ на мировых рынках резко выросли, причем не только в Европе. И совершенно не понятно, как соглашения с Россией могут оказать Эрдогану поддержку, в которой он очень нуждается.

Встреча состоялась в обстановке, когда Сирия и Россия готовят новое наступление в Идлибе против повстанцев, которым помогает Турция. Это последний регион Сирии, удерживаемый повстанцами, и там уже полтора года действует перемирие. Кроме того, Турция направила сотни своих солдат и сирийских боевиков в Ливию, чтобы поддержать Правительство национального согласия. А российская частная военная компания «Группа Вагнера» поддерживает там противоположную сторону, которую возглавляет генерал Халифа Хафтар.

Перед встречей в Сочи Эрдоган подчеркнул, что мир в Сирии занимает самое важное место в повестке переговоров с Путиным, и отметил, что он хочет не только обсудить ситуацию в Идлибе, но и найти способ для прекращения войны в целом.

В контролируемой повстанцами части Идлиба живет почти четыре миллиона человек, и Эрдоган очень хочет предотвратить наступление, в результате которого волна сирийских беженцев устремится к границе Турции. Турция уже разместила у себя четыре миллиона беженцев, в основном из Сирии, и на фоне экономического спада, высокой безработицы и инфляции это обстоятельство вызывает недовольство в обществе.

Однако Путин быстро обошел стороной эти вопросы, по крайней мере, в открытой части переговоров. «На международной арене мы сотрудничаем достаточно успешно, имею в виду и Сирию, и наши контакты по согласованию позиций по Ливии», — сказал он.

После опасного столкновения в 2015 году, когда Турция сбила российский самолет на своей южной границе с Сирией, Эрдоган старательно налаживает отношения с Путиным, встречаясь с ним лично по несколько раз в год, хотя это наносит ущерб его давним связям с НАТО и Соединенными Штатами.

Директор Турецкой программы из вашингтонского Фонда защиты демократий Айкан Эрдемир (Aykan Erdemir), прежде состоявший в оппозиции в турецком парламенте, заявил, что планы Эрдогана по закупке дополнительных комплексов С-400 должны стать «сигналом тревоги» для администрации Байдена.

«Турецкий президент будет и дальше играть деструктивную роль в НАТО, давая Путину все новые возможности для подрыва трансатлантического альянса и его ценностей», — написал он в своих направленных по электронной почте комментариях. Эрдемир добавил, что предложение Турции сыграть свою роль в Афганистане после вывода американских войск было также направлено на создание зависимости, из-за которой Вашингтон ослабил бы свое давление на Анкару.

Однако Эрдоган приехал в Сочи с «самыми слабыми картами за все 19 лет отношений с Путиным», написал в своем блоге Керим Хас (Kerim Has), преподающий турецко-российские отношения в Московском государственном университете.

Он очень хочет предотвратить наступление в Идлибе, а также отчаянно нуждается в выгодной сделке на поставку природного газа из России в условиях резкого роста мировых цен, написал Хас. «Возможно, Эрдогану придется закупить вторую партию С-400 ради собственного выживания», — отметил он.

После сочинской встречи брифинга для журналистов не было, и Хас сделал вывод, что Эрдоган уехал с пустыми руками. «На мой взгляд, Эрдоган не получил то, на что рассчитывал», — написал он в Твиттере.

Турецкий президент пытается исправить отношения с Соединенными Штатами и Европейским Союзом, однако недавно он признал, что президент Байден отнесся к этому холодно.

«За 19 лет моего пребывания на руководящих должностях в качестве премьер-министра и президента уровень отношений с США на данный момент не самый хороший, — сказал Эрдоган в ходе брифинга для турецких СМИ. — Я хорошо сотрудничал с Бушем-младшим, с Обамой, с Трампом, но не могу сказать, что у нас было хорошее начало с Байденом».

 

источник: ИноСМИ.ru Фото: скриншот TV

Подпишитесь на телеграм-канал Center ICES

Новости