Россия: Процесс делегитимизации власти выглядит необратимым

kremlin.ru
Сергей Белановский, Анастасия Никольская

 

Кто победит после ухода Путина: левые радикалы или «партия социальной мести»?

Транзит власти и после него

В России приближается транзит власти. Хотя формально он не объявлен, в СМИ и интернете уже идет обсуждение его сценариев и последствий. С нашей точки зрения, главными последствиями будет ослабление (вероятно, временное) центральной власти и углубление идеологической поляризации общества.

Логика нашего анализа такова. Существуют политические и идеологические тренды, которые развиваются и будут развиваться сами по себе, по собственной логике. Транзит власти их не меняет, но служит для них мощным катализатором. Свою задачу мы видим в описании как самих трендов, так и результатов их ускорения под влиянием политического «катализа».

Ослабление легитимности власти

Легитимность власти во многом определяется персональной легитимностью первого лица. Особенно это касается персоналистских режимов, в которых первое лицо длительно находится у власти и сосредоточило на себе все рычаги государственного управления. В этом случае оно обладает так называемой накопленной легитимностью, или, говоря языком рекламы, накопленным рейтингом.

«Тефлоновый» рейтинг президента Владимира Путина неизбежно будет передан преемнику со значительным ослаблением. Непопулярные меры и решения, а также появление различных «черных лебедей», которых население прощало Путину, не будут прощены новому лицу. Преемник уже не будет защищен накопленным рейтингом.

Начиная с 2016 года «тефлоновая» защита снижается и у самого Путина, хотя пока еще остается достаточно прочной. Тем не менее в стране растут протестные настроения. Возник тренд падения персональной и институциональной легитимности власти. Преемник, не обладающий накопленным рейтингом, займет свою должность с ослабленной не только личной, но и институциональной легитимностью. Принимать решения ему придется с большей оглядкой на реакцию населения и позицию своего собственного окружения.

Дополнительное снижение легитимности произойдет в том весьма вероятном случае, если возникнет некий вариант «коллективного руководства», в котором принятие решений будет деперсонализировано, но ответственность сконцентрирована на первом лице. Такая политическая структура неустойчива и чревата олигархической войной.

В любом случае процесс делегитимизации власти на сегодняшний день выглядит необратимым. С одной стороны, это связано с объективной сложностью экономической и политической ситуации, из которой не видно легкого выхода. С другой — на политическом поле не просматривается лиц, способных поднять авторитет власти путем повышения персональной легитимности.

В итоге приходится сделать вывод, что страна входит в длительный период взаимного отчуждения власти и населения. Предстоящий транзит усилит эту тенденцию. «Любовный роман» власти и населения, пик которого пришелся на 2000–2004 годы и длившийся, хотя и в ослабленном варианте, в последующие годы, заканчивается. Наступил период длительного взаимного отчуждения. Транзит поставит в этом процессе окончательную точку.

Перспективы

В России наблюдается идейное и эмоциональное противостояние власти и населения, сопровождаемое ростом взаимного недоверия и радикализацией сторон. Либеральная идеология уходит с политической сцены, мобилизационная — способна сконцентрировать ресурсы, но не в состоянии воодушевить население. Давление на власть со стороны социальной идеологии будет усиливаться. В ходе предстоящего транзита власти названные идеологические процессы ускорятся.

Опасность возникшей ситуации состоит в нарушении идеологического баланса, при котором правая идеология навязывается силой (включая административно контролируемый пропагандистский ресурс), а левая становится массовой идеологией населения, причем не в рациональном, а в эмоциональном варианте. Результатом может стать радикальный идеологический переворот, который способен обернуться политической дестабилизацией и обрушением хотя и относительного, но все же реально достигнутого экономического равновесия.

О возможных вариантах развития событий мы уже писали. Первый состоит в постепенном усилении левопопулистских политических структур, в роли которых сегодня выступает КПРФ. Что касается провластных партий, возникновение в идеологически мотивированном варианте (в либеральном или имперском) вряд ли возможно из-за тотального недоверия к ним. В общественном сознании обе эти идеологии «умерли».

Второй теоретически возможный вариант состоит в создании властью правой «революционной» партии, позиционирующейся как партия социальной мести. Потенциальная возможность ее создания базируется на том, что восстановление доверия к власти невозможно без наказания «виновных». Социальная месть — единственный политический мотив, который пока еще остался незадействованным в реальной политике. Ослабить этот мотив невозможно, ему можно только дать реализоваться.

Для реализации «революционного» проекта элите придется принести в жертву какую-то часть своего персонального состава. В отношении некоторых лиц оно может быть обоснованным с юридической и государственной точек зрения, но осуществимо только в ходе войны элит, которая может возникнуть при ослаблении государства. Но если такая война возникнет, то в ней, как известно, «горе побежденным».

В любом случае можно констатировать, что эпоха политического застоя в России заканчивается. Государство и общество должны пройти через кризис. Остается уповать, что для населения он будет не слишком глубоким, а в результате возникнет сбалансированная политическая структура.

 

Полностью статья, написанная для «БИЗНЕС Online», приведена здесь. Фото: kremlin.ru

Подпишитесь на телеграм-канал Center ICES

Новости