Акции протеста в Армении: повод, причина, политическая повестка

Саркис Мартиросян

 

В Армении с 1 мая начались массовые акции оппозиции с требованием отставки премьер-министра Никола Пашиняна. Спорадические протесты имели место и ранее, включая сидячую демонстрацию председателя парламентской фракции «Честь имею», директора Службы национальной безопасности в 2018-2019 гг. Артура Ванецяна.

Поводом для нынешних акций стало выступление в парламенте Н. Пашиняна, заявившего о том, что, сдав территории во время войны 2020 года в Карабахе, он, возможно, сумел бы спасти тысячи жизней, но результат был бы аналогичен итоговому. Отказавшись же сделать это, он стал виновным в гибели тысяч людей. Видимо, Пашинян имел в виду возможность прекращения боевых действий 19-20 октября 2020 года, предлагавшегося Владимиром Путиным, на которое варчапет тогда не согласился.

Премьер-министр также объявил, что международное сообщество ожидает от Еревана признания территориальной целостности Азербайджана и «снижения с армянской стороны планки по статусу Нагорного Карабаха».

После этих заявлений парламентская оппозиция обвинила его в уступках в нагорно-карабахском вопросе, а группа родителей погибших во время войны 2020 года военнослужащих обратилась в Генеральную прокуратуру с требованием возбудить против главы правительства уголовное дело.

По сути, главным лозунгом был сделан лозунг «спасения Карабаха», притом что власти заявляют, что какие-либо переговоры по статусу Нагорного Карабаха не ведутся.

Реальной же причиной данного процесса является намерение экс-президента Роберта Кочаряна (1998-2008 гг.) сместить Пашиняна с помощью очередной «бархатной революции», т. е. аналогично тем же действиям и технологиям, с помощью которых пришел к власти в 2018 году Пашинян. Судя по всему, Кочарян полагает, что к власти в результате этого процесса удастся прийти ему самому либо его протеже. Неподконтрольная властям пресса концентрирует внимание обывателей на фигуре младшего сына экс-президента Левоне, игнорируя при этом ментальность жителей страны.

Напомним, что сам Р. Кочарян находится под судом и обвиняется в получении взятки в 3 млн долларов от предпринимательницы Сильвы Амбарцумян, а его старший сын Седрак обвиняется в причастности к уклонению от уплаты налогов в крупных размерах и легализации доходов, полученных преступным путём. Второй президент и его окружение обладают весьма впечатляющими по меркам страны финансовыми, информационными и структурными ресурсами. Среди союзников можно назвать традиционную армянскую партию АРФ-Дашнакцутюн, Республиканскую партию Армении, различные социальные группы. Интересно, что те же дашнаки, выйдя 4 года назад из коалиции с республиканцами, не только помогли своими голосами в парламенте прийти к власти Пашиняну, но и четыре с половиной месяца входили в состав его правительства.

Несколько слов о технологических приемах, которые применяют протестующие и которые во многом аналогичны тому, что делал 4 года назад Пашинян и его соратники. Это децентрализация локальных акций; движение маршевых колонн из разных городов Армении к столице; блокирование транспортных коммуникаций в столице и в различных областях страны (в том числе с использованием техники).

При этом очевидно, что для реализации своего проекта Кочаряну и его союзникам пока не удалось мобилизовать для участия в протестных акциях студенчество, которое пока в своем абсолютном большинстве, в отличие от событий 2018 года, не намерено покидать стены университетов. Призывы вице-спикера парламента от оппозиции Ишхана Сагателяна к «настоящей забастовке», расширять бойкот занятий, не отправлять детей в школу и пр. пока явно не находят общественной поддержки. Не удалось добиться саботажа в выполнении своих обязанностей силовыми структурами. Очевидно, что у полиции достаточно ресурсов для разблокирования транспортных коммуникаций как в столице, так и в областях.

Участники блокировок коммуникаций задерживаются полицией (ежедневно 200-250 человек), но потом отпускаются. По сути, участникам акций протеста оставлена лишь территория площади Франции в Ереване (перекрёсток четырех ключевых магистралей столицы), где они установили свой палаточный городок. Все остальные попытки блокирования транспортных коммуникаций пресекаются достаточно решительно. При этом оппозиционеры говорят о непропорциональном применении силы со стороны полиции, но офис омбудсмена, который мониторит происходящее, фиксирует в отдельных случаях лишь нарушение процедуры.

Нет и «критической массы» участников акций. 1 мая их было не более 20 тысяч человек, в остальные дни меньше, что свидетельствует о том, что данное протестное движение не пользуется достаточной общественной поддержкой. Очевидно, что это обстоятельство связано с политической повесткой протестного движения. Как было сказано выше, они требуют отставки правительства во избежание новых уступок как по карабахскому вопросу, так и по части запущенного процесса урегулирования армяно-турецких отношений.

Как замечает доктор политических наук Ваге Давтян, конкретная политическая дорожная карта оппозиции в настоящее время «либо не созрела, либо же не оглашается ввиду тактических соображений. Хочется думать, что второе. С другой стороны, важно понимать, что данный процесс никак нельзя рассматривать в предвыборной логике: на кону будущее армянского государства. Дилемма вполне простая: либо мир по-пашиняновски с максимальными и всевозможными уступками и окончательной потерей субъектности и аджаризацией / вилаетизацией Армении, либо мобилизация всего национального стратегического ресурса для создания шанса иметь достойное будущее в качестве государства. Социально-политическая и экономическая риторика здесь ни к чему. Она потребуется на втором этапе – после реализации плана минимум – отставки правительства, после чего и должна состояться глубинная трансформации армянской политической системы с формированием армянской национальной идеи».

Таким образом, у инициированного парламентской оппозицией движения нет ответов на ключевые вопросы, которые волнуют общественное мнение. В частности, собирается ли она, в случае прихода к власти, вести переговоры с Азербайджаном в рамках трехсторонних заявлений 2020-2021 гг., в том числе по вопросам разблокирования коммуникаций, а также делимитации и демаркации границы. Непонятен и вопрос о том, как ей видится урегулирование проблемы Арцаха (Карабаха) и обеспечение его безопасности с учётом наличия в крае российского миротворческого контингента. Наконец, собираются ли оппозиционеры в случае гипотетического прихода к власти вести переговоры с Турцией по нормализации отношений и на какой именно основе они собираются это делать? Внятных ответов пока нет, зато есть заявления депутата парламента Гегама Манукяна (партия АРФ «Дашнакцутюн», фракция «Армения») о том, что за Карабах надо бы начать новую войну.

Таким образом, у организаторов акций протеста нет политической дорожной карты, либо они намеренно скрывают ее. Исключение представляет только один вопрос – отставка Пашиняна. Упор делается на том, что, согласно социологическим опросам, более половины населения страны убеждено в неспособности действующих армянских властей заключить мирный договор с Азербайджаном, который бы учитывал интересы Армении и Арцаха. Скорее всего, результаты этих опросов в той или иной степени отражают общественные настроения. Но, с другой стороны, в них умалчивается иное: насколько общественное мнение готово доверить переговоры и подписание соответствующих соглашений фигурам, которые 20 лет вели безрезультатные переговоры как с Азербайджаном, так и с Турцией? Причем делали это с куда более благоприятных позиций, чем Пашинян.

Ответом на этот нериторический вопрос является то, что, несмотря на все свои усилия, оппозиционеры пока не демонстрируют способность собрать «критическую массу» людей в свою поддержку. В этом нет ничего удивительного – последние парламентские выборы в Армении прошли в июне 2021 года, т. е. меньше года назад. Конечно, с тех пор рейтинг власти снизился, но это же можно сказать и о парламентской оппозиции, которая саботирует работу в парламенте и крайне неэффективно использует свой мандат.

Все вышеизложенное только разъясняет, почему, несмотря на все проблемы, действующим властям удаётся держать ситуацию в стране под контролем.

Несколько слов о том, насколько происходящее в Армении в интересах России: некоторые активисты утверждают о якобы имеющейся у них поддержке из Москвы. Едва ли эти намёки соответствуют действительности, т. к. в Москве в период проведения специальной военной операции на Украине, на наш взгляд, больше заинтересованы в том, чтобы в Армении и Карабахе сохранялся приемлемый уровень стабильности. Этим, видимо, объясняется и тот факт, что 12 апреля российский миротворческий контингент, опасаясь дестабилизации ситуации, не пропустил в Карабах депутатов от армянской оппозиции.

 

источник: Ритм Евразии

Новости